Новости города Лысково и Лысковского района Нижегородской области
 

Лысково. Стелла на въезде в город
Лысково. Стелла на въезде в город

Лысково: последние новости

Лысково, 28 июня 2014 года

Герб города Лысково Город Лысково

На период переписи 2010 года в городе Лыскове насчитывается 21882 человека (мужчин - 9779, женщин - 12103).

Герб Лысковского района Лысковский район

На территории Лысковского района проживает 39943 постоянных жителя. Из них – 18818 мужчин, 21125 женщин... В сельской местности у нас проживают 18061 чел. (мужчин – 9039, женщин - 9022).

Лысково, 27 марта 2013 года

«Последний из могикан» Пенякши по решению суда выселен из родного дома

Лысково после 8 марта больше недели находилось в осаде журналистов. Сюда звонили и приезжали корреспонденты не только областных теле- и радиоканалов, но и столичных. Чем же был вызван к району такой интерес представителей СМИ?


А.И.Ермаков в своем доме на Пенякше

В июне 2012 года Лысковский районный суд (судья А.В. Кириллов) вынес решение о сносе дома и двух дворовых построек бывшего лесника Керженского лесничества Александра Ивановича Ермакова и его жены Зои Яковлевны. 4 марта судебный пристав-исполнитель Лысковского МРО УФ ССП К.У.Асланов нашел трактор «Беларусь» с ковшом-погрузчиком и прибыл вместе с этой техникой к строениям Ермаковых. Трактор двинулся на дом, но смог только повредить крыльцо и два окна. До бани, стоящей на пригорке, добраться не сумел. Зато развернулся и всей мощью ударил по бревенчатому сараю, быстро развалив его. Ермаков стоял рядом, ничему не препятствуя, только сцепив зубы.

Как Ермак Тимофеевич…

62-летнего Александра Ивановича Ермакова в районе называют Ермаком – как героя песен и поэм, который в давние времена начал освоение Сибири. И дело не только в фамилии. Он живет, а точнее, жил в Заволжском лесном краю в урочище Пенякша, почти на берегу Керженца, что километрах в 35 от Волги – как в глухой Сибири в 16 веке… Просторный бревенчатый дом в 1949 году построил его отец Иван Иванович, которому место для постройки было выделено как инвалиду Великой Отечественной войны. Александр родился в этом доме, жил в нем в детстве, юности и молодости – до 1975 года.

Когда-то на месте урочища стоял большой поселок Пенякша – с сельсоветом, больницей, школой, несколькими магазинами, пекарней, клубом и даже своей электростанцией. Там проживали более 3 тысяч человек. Лысковчанин В.А.Клементьев, работавший долгие годы специалистом по переработке леса за Волгой, рассказал, что в Пенякше был мастерский участок леспромхоза. Как строили здесь люди дома? Да некоторые просто строили – и все! Порой и землю им никто не отмерял, и никаких документов не требовал. Лесоторговая база, между тем, истощалась, в начале 70-х годов прекратился сплав леса по Керженцу. Поселок стал хиреть, люди – разъезжаться. В 1977 году было принято решение о ликвидации Пенякшинского сельсовета. Ермаков-отец как участник войны получил квартиру в Лыскове (после его смерти она перешла то ли к одному из братьев, то ли к сестре Александра, но не к нему).

Александр, между тем, стал работать и жить в Заволжье, но в 1991 году вернулся на родину. Прописались с Зоей в заволжском селе Валки, в доме родных, в котором позже стал проживать и его сын Иван с семьей. Но в 1995 году Александр вернулся в отчий дом на Пенякшу и стал работать лесником. Собирал шишки-семена для саженцев сосны, лазил на огромную вышку (вдруг да где – возгорание?), следил, как растет молодняк. Но когда вышел на пенсию, их жизнь с Зоей вдалеке от цивилизации не стала затворнической. Как и прежде, к ним приезжали, особенно летом, сотни гостей – потомков жителей Пенякши, причем, из самых разных уголков страны, и жили у Ермака сколько хотели. Всем людям хочется побывать на родине, а поехать, кроме как к нему, больше не к кому. Тем более, что неподалеку от урочища находится кладбище, на котором похоронены бабушки, дедушки, родители покинувших Пенякшу… Александр всегда старался заботиться о кладбище, подправлял памятники, изгородь, а Зоя – она глубоко верующий человек – читала над могилками молитвы.

На урочище в гостеприимный дом еще заезжали байдарочники-туристы с Керженца, историки, лысковские и другие охотники, охотоведы, грибники, любители заволжских ягод, и муж с женой не отказывали даже малознакомым людям, показывали им, где можно «разжиться» боровиками или желтяками, где набрать много клюквы или брусники с черникой.

Сами тоже жили лесом. Александр, правда, был не большим ходоком по грибы и ягоды – после перелома позвоночника ему вставили металлический штырь, а всего он перенес на позвоночнике три операции. Но Зоя ходила в лес одна. Она брала в руки икону, выставляла ее перед собой и шла в заволжские дебри, на болота, не боясь никаких диких зверей. Иконы, которых в доме было немало, ее всегда спасали! Но вот не уберегли от потери жилища…

Закон – тайга?

Иск о том, что Ермаков, прописанный в Валках, фактически проживает на территории государственного лесного фонда, в квартале Красноярского лесничества, имея добротный дом, рубленый сарай и баню, написал в суд Департамент лесного хозяйства Нижегородской области. На землях лесного фонда запрещается очень многое, в том числе и индивидуальное жилищное строительство. Истец попросил выселить семью из деревянного строения, а также обязать снести самовольно возведенные постройки. Ермаков, не согласный с этим, написал встречный иск к Российской Федерации в лице Департамента лесного хозяйства – о признании права собственности в силу приобретательной давности на земельный участок и постройки, указав на то, что участок был выделен его отцу давным-давно, дом построен 60 с лишним лет тому назад, он с братьями и сестрой родились и выросли именно там. Сколько лет Ермак уже там прожил, если прибавить еще период с 1995 года по 2012-й?

Согласно похозяйственных книг Пенякшинского сельсовета, на отца проводились начисления налога (на собственность, в том числе и земельный участок). Значит, дом действительно существовал и теперешний хозяин его самовольно не строил. Но вот тут надо вспомнить, что говорил В.А.Клементьев: в лесной глуши в далекие годы для жителей, похоже, законом была тайга, прокурором – медведь и т. д. А ведь еще с марта 1949 года существовал приказ Минкомхоза РСФСР, согласно которому основными документами на выделение земельного участка под строительство являлись соответствующие решения исполкома Совета депутатов и заключенные договора. Однако этих документов у Александра Ивановича не оказалось, как и в архиве администрации района. Как вы поняли, может, их совсем не существовало в природе, однако не исключено, что покойный Иван Иванович или его дети попросту потеряли важные бумаги, и в архиве они тоже исчезли после ликвидации поселка Пенякша.

Но как бы там ни было, суд констатировал следующее. Стороной Ермакова не представлено доказательств того, что участок был предоставлен ему на законных основаниях, что владение им является добросовестным, что участок поставлен на кадастровый учет.

Требование Ермакова о признании права собственности в силу приобретательной давности на дом, сарай и баню не подлежат удовлетворению в силу того, что указанные постройки имеют признаки самовольных, право собственности на которые по признаку приобретательной давности признанным быть не может. Сведения в похозяйственных книгах не подтверждают, что постройки не самовольны. Вот так! Сохранение их нарушает права и интересы других лиц – в данном случае, РФ, являющейся собственником земельного участка, отнесенного к землям лесного фонда. Проживание семьи Ермаковых в лесном квартале - это нарушение действующего законодательства, и хотя не лишает РФ прав на владение лесным участком, но препятствует его использованию по целевому назначению. Суд решил исковое требование Департамента лесного хозяйства области удовлетворить, причем, обязать самого Ермакова снести постройки. В удовлетворении встречного иска было отказано. Александр Иванович написал апелляцию в Нижегородский областной суд, но тот оставил без изменения решение Лысковского. Оно вступило в законную силу 16 октября прошлого года.

Чья идея?

Почему же из-за столь мизерного участка (6,12 сотки) Департамент лесного хозяйства, обладающий тысячами гектаров угодий, затеял этот судебный процесс, взбудоражил весь район, СМИ, а главное – нанес ничем не измеримую душевную травму пожилым людям, один из которых – инвалид?

– Это надо было не руководителям лесов, а совсем другим людям. – Восклицали немало лысковчан, с которыми довелось побеседовать в процессе подготовки этого материала. – Например, частному охотхозяйству «Великовское», которое работает за Волгой под покровительством высоких московских чиновников, весьма состоятельных.

И продолжали:

– Охотхозяйство имеет в заволжских лесах очень большое влияние. Но кроме пользы животным, охотникам и своим хозяевам стало приносить и вред населению. Например, кабаны у с.Великовское изрыли полно грибниц в березовом мелколесье, стали вырывать картошку у жителей, травить покосы и посевы. Лысковские охотники, грибники, любители ягод боятся, что в будущем охотхозяйство «захватит всю власть» за Волгой, и Ермаков, к которому всегда ездили разные люди, наблюдающие за тем, что делается в лесу, ему был как бельмо на глазу.

Насчет «захвата власти», конечно же, сомнительно, но, тем не менее, я позвонила директору охотхозяйства В.Р.Бозину – давно его знаю, об оленях, которых здесь разводят, в газетах писала… Тот был очень удивлен: какое отношение имеет «Великовское» к иску в суд! Но тут же стал говорить о том, что дом Ермакова был… настоящим пристанищем для браконьеров, и с ними устали бороться даже органы госохотнадзора. Посоветовал связаться с госинспектором по охране животных Е.Е.Мольковым, который живет в Великовском.

Очень эмоционально Евгений рассказал одну историю, случившуюся 15 февраля этого года. В заволжском лесу (правда, не уточнил, где именно) он остановил автомобиль, на котором, как позже выяснилось, ехали двое нижегородцев с собакой-лайкой (охотничьей!) и видимым с дороги импортным нарезным карабином, который убивает животных даже с 500 метров. То ли один, то ли оба нижегородца, якобы, высокопоставленные. Непрошенные гости проигнорировали требования Молькова об осмотре машины, инспектор вызвал на подмогу Бозина и работников полиции. К этому времени машина с дороги исчезла и нарушителей позже «выудили»… из дома Ермакова.

Ермаков нередко привечал браконьеров, к нему ехали не только из Лыскова, Нижнего, но и из других мест! – восклицал госинспектор.

Но где же факты, кроме этого? Как-то в прошлом году я позвонила начальнику Лысковского межрайонного отдела по охране, федеральному государственному контролю и надзору за животным миром и водными биологическими ресурсами А.Г. Шаталову и поинтересовалась случаями браконьерства за Волгой для газетной статьи. Он сказал, что, увы, протоколов о нарушениях давно не было. После разговора с Мольковым я вновь позвонила Шаталову. Он уточнил, что три последних протокола по Заволжью он видел в 2008 году, но, к сожалению, суд не нашел в действиях тех, на кого они были составлены, нарушений. Может, какие-то документы о доказанных случаях браконьерства и о «пламенной заботе» о браконьерах со стороны Ермакова есть у Бозина? Но тогда почему он о них ничего не сказал?

Адвокат Ермакова И.И.Государева рассказала, что на суде истцы и словом не обмолвились о том, что ее доверитель дает приют разным нарушителям. Сам он в беседе с автором этих строк говорил, что охотники у него ночуют только в установленные сроки охоты. (Всякие там разрешения, лицензии, охотничьи билеты и т. д., он, разумеется, у них не проверяет). Но раз ночуют, едят, значит, все можно валить в одну кучу!

Конечно же, даже исходя из того, что случилось 15 февраля, можно предположить, что в дом на урочище Пенякша приезжали и нарушители…

Глава Валковской администрации Д.Ю.Ершов, знающий Ермака очень давно, говорит, что у того такой характер: не может отказать в приюте тем, кто приехал в глухой лес. Построже бы вам относиться к выбору своих гостей, Александр Иванович, тогда бы вы, возможно, не переживали сейчас, а по-прежнему спокойно жили в большом добротном доме на берегу Керженца!

Но если хранители животного мира, инспекторы уверены в том, что к Ермакову гурьбой валили браконьеры, то почему они не создавали постоянные посты в районе бывшей Пенякши? Вот ГИБДД же создает их на «горячих» участках дорог и небезрезультатно!

Ой, да мы ведь ищем тех, кто, возможно, внес «вклад» в появление судебного иска, кто был действительно заинтересован в том, чтобы хозяйство Ермакова снести с лица земли, и его с женой навсегда выселить из урочища. В одной из нижегородских газет еще до суда появилась заметка с сообщением об иске к Ермаковым, в которой есть цитата из интервью, данного нижегородской телекомпании одним ответственным областным чиновником из сферы контроля за животным миром и водными ресурсами. Он очень негативно высказался о местечке, где жил Ермаков… Но не хочет ли этот человек свалить на последнего жителя Пенякши недостаточную или неумелую работу госинспекторов? А потом, всем известно, как трудно поймать, «застукать» браконьеров, составлять протоколы так, чтобы к ним и комар носа не подточил, и потом нарушители не выигрывали споры в судах. Надо ли в трудностях искать «стрелочника» – пенсионера?

…В конце той статьи в газете сказано: «По словам чиновников, именно неразборчивость Ермакова и является главной причиной его выселения». Вот – информация для этих чиновников. Ермаков переселился в дом сына, у которого кроме жены есть еще сын, пятеро человек живут в двух небольших комнатах. Зоя Яковлевна спит на полу – больше негде.

Эта несносная история…

Во всех смыслах! Александр добровольно не выполнил решение суда – не выехал из дома и не снес его и сарай с баней. И пусть кинет в него камень тот, кто не поймет его. Лысковский пристав-исполнитель К.У.Асланов вынес ему соответствующее требование. Но Ермаков попросил дать ему отсрочку в связи с состоянием здоровья. Асланов вынес постановление о приостановлении с 22 февраля по 1 марта исполнения по исполнительному листу… А 4 марта, как мы уже сообщили, нашел трактор и поехал на урочище Пенякша… А ведь по решению суда Ермаков должен сносить дом и постройки сам! Законом не предусмотрено, чтобы приставы-исполнители самостоятельно проводили действия по сносу, которые назначаются судом в принудительном для граждан порядке. Как проинформировал редакцию прокурор района И.Ю.Смотраков, действия Асланова по сносу при помощи трактора сарая и причинение повреждений дому являются незаконными. Вот как иные рьяные радетели вносят последнюю каплю в страдания людей!

Снос строений может быть осуществлен Ермаковым в виде демонтажа и переноса. Кроме того, принимая во внимание, что для этого необходима мощная тяжелая техника, а не «Беларусь», как заметил Смотраков, имеет смысл рассмотреть вопрос о предоставлении Ермакову отсрочки решения суда из-за существующего снежного покрова, причем, до лета. О неграмотных действиях пристава-исполнителя прокуратура подготовила представление главному судебному приставу области и направила материал в отношении Асланова для проверки в Лысковский МРО Следственного управления СК. Кроме того, как сказал автору этих строк глава Валковской администрации Д.Ю.Ершов, на чью территорию теперь попали «переселенцы», пристав-исполнитель даже не удосужился предупредить его о сносе, Ершов узнал об этом только из телесюжета…

Но, конечно же, Ермаку придется снести дом с баней. Этого требует решение суда. Но как он будет это делать – трудно представить…

В заключение данного материала не могу не привести высказывания некоторых лысковчан, и не только их, по поводу происшедшего.

В.А.Клементьев, бригадир охранников в ФОКе: «Я не раз просил Ермака продать мне дом за хорошую цену. Ни в какую! Говорил, что до смерти будет жить в нем, встречать там бывших пенякшинцев, и детям своим завещает это делать. А вот теперь встречать их будет совсем некому и негде!»

Александр Николаевич Ш., пенсионер: «Я – любитель грибов, и хоть не являюсь другом Александра, но не раз находил приют у Ермаковых, которым говорю большое спасибо. Кому они помешали, за что их так обидели? То, что случилось, не укладывается в голове».

Дмитрий Б., специалист по компьютерам: «Живу в Лыскове всего несколько лет, Ермаковых не видел, но много раз слышал, как они помогали людям. Возмущен тем, что с ними делают, до глубины души. И еще не встречал в городе человека, который бы не возмущался!».

И.И.Государева, представитель А.Ермакова в суде, Нижний Новгород: «Пока мой доверитель работал в лесничестве – он был всем нужен. Ушел на пенсию – его стали гнобить. Странно получается! Люди терялись в лесу, Ермаков находил, выводил их на дорогу, согревал у себя дома… Во время пожара 2010 года у него всегда ночевали борцы с огнем. И вот под старость лет этому человеку нанесли такой тяжелый удар, что я не знаю, как он его перенесет».

Ирина Ивановна еще сказала, что они с Александром Ивановичем будут подавать кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

Галина ТЮЛИНА

«Приволжская правда» г. Лысково Волга, Лысковский район
  • © www.52l.ru - Новости города Лысково и Лысковского района Нижегородской области, 2009-2014гг.
  • © Редакционно-издательский центр «Приволжская правда» г. Лысково При перепечатке материалов ссылка на «Приволжскую правду» обязательна. Использование материалов сайта, возможно с только с письменного разрешения правообладателей.